20 августа

 

Надежды на ясное утро не сбылись, из устья Керби группа вышла под дождём, при порывистом ветре. Съёмка получилась скомканной, объектив заливало водой. Особенно не хватало солнца, которое баловало нас два дня подряд.

На панорамную точку мы вышли заранее и здесь нас удивил Алдан, который за ночь стал совершенно коричневым. Видимо, снова серьёзные осадки выпали в бассейне рек Аллах-Юнь или Мая.

До устья Ханды (Белой) — 38 километров, проходим это расстояние практически без остановок. Нас сопровождает моросящий ледяной дождь. На устье, по правому берегу Алдана стоят несколько избушек. Останавливаемся отдохнуть и размяться. Осматриваем местность.

Оказывается, это нижний кордон особо охраняемой природной территории — ресурсного резервата «Кюпский».

Начинаем подъём вверх по Ханде, который, впрочем, заканчивается быстро. Запас винтов не бесконечен и, после трёх-четырёх сложных перекатов, мы завершаем эксперименты.

Андрей Евгеньевич разворачивает мобильный офис, прокладывая завтрашний маршрут, вверх по реке. По спутниковой связи, он выясняет у наших земляков, живущих в Москве, где лучше ловить тайменя на Ханде. Для стороннего наблюдателя, этот телефонный диалог звучит немного сюрреалистично.

Павел Андреевич и Дмитрий Андреевич устраивают вечернюю фотосессию, для партнёра экспедиции, компании «Finn Crisp». Справедливости ради, следует отметить, что сухарики вполне съедобны.

Сегодня наша дистанция составила 75 километров.

21 августа

 

Наступивший день стал самым результативным, для рыбаков. С утра к столу «приплыли» хариусы, сиг, ленки и небольшой таймень. Некоторые экземпляры с паразитами, что нетипично для обитателей горной реки. Сказывается почти два месяца паводковой грязной воды.

На спиннинг попадается только ленок. В этот день самым везучим рыбаком стал Дмитрий Анатольевич, ему же пришлось и чистить добычу.

После полудня вернулись «из командировки» наши разведчики. Трофеями не разжились, но привезли фотографии руин метеостанции, которая работала в среднем течении Ханды около пятидесяти лет. Месяц назад станцию смыло, людей эвакуировали вертолётом. Такой большой воды здесь не было за всю историю наблюдений.

В общем, день пролетел незаметно. А вечером был праздник, деликатесы, кубинская «трубка мира» .

Вечерним банкетом группа отметила день рождения самого опытного участника нашего коллектива, основателя туристического клуба «Лидер», Ивана Ивановича. Редкий портрет, кстати, где он без очков.

Пожалуй, здесь состоялся самый запоминающийся ужин за время маршрута, да и обед тоже: такого количества благородной рыбы, в один день, мы не ели ни до, ни после.

Панорамная фотография сделана с точки нашей стоянки. Это крайний вечер в предгорьях хребта Сетте-Дабан, завтра группа выходит на равнину. Впереди места, где мы были уже не один раз. Открытия закончились.

22 августа

 

Сегодня группа покидает предгорья и выходит на равнину. Ханда провожает нас неярким солнцем, впрочем, то что нет дождя — уже хорошо. Немного накрапывало ранним утром, но небеса решили не портить нам сборы и отменили осадки. Рыбалка удалась, моторы целы, люди здоровы.

Выходим в полдень, тщательно укрепив груз, насколько возможно. Впереди самые широкие участки Алдана, где будет ветрено. Скорее всего, снова нас ждёт волна. Настраиваемся дойти до посёлка Хандыга за один световой день.

Над рекой совершенно феерические облака, напоминающие замороженное северное сияние. Вода переливается всеми оттенками синего, отражая небо.

Через два часа выходим в Алдан и останавливаемся на полчаса, чтобы поменять битые винты на новые. Каравану нужна хорошая скорость и разумный расход бензина. На гнутых лопастях лодки превращаются в утюги.

Из фотографий, снятых нами в маршрутах по Якутии, можно сделать неплохую выставку. Один зал такой выставки следовало бы отвести под фотографии облаков Крайнего Севера. И главной фотографией в зале будет эта.

Пологие берега Алдана сменяются высокими обрывами, небольшими скалами и даже песчаными пляжами. Правда, сезон купания позади. Несмотря на яркое солнце, на ходу в лодках холодно и мы кутаемся по-осеннему. Волны нет, небольшая гребёнка идти не мешает, движемся неплохо.

Около шести часов вечера причаливаем у посёлка Джебарики-Хая. Нужно пополнить запас топлива, иначе до Хандыги можем не дотянуть. Остаётся пройти меньше шестидесяти километров.

Джебарики-Хая (или просто Джебарики, как говорят здесь) никак не назовёшь умирающим посёлком. Благодаря дешёвому углю, который добывают рядом с населённым пунктом открытым способом, у жителей есть хоть какая-то уверенность в завтрашнем дне. Кроме того, несколько лет назад началось строительство круглогодичной автомобильной дороги, которая свяжет Хандыгу, Джебарики-Хая и Эльдикан.

Приходим в Хандыгу без происшествий, в девятом часу вечера. Нас встречают земляки: друзья, близкие и даже съёмочная группа местного (а точнее, республиканского) телевидения.

 

Закаты на Алдане всегда особенные — заставляют замереть даже тогда, когда весь мир вокруг состоит из суеты.

Даём интервью, отвечаем на вопросы, планируем ночёвку. Часть группы уходит в посёлок, мыться горячей водой, спать в тёплых комнатах, смотреть в телевизор. На берегу, с лодками и грузом, остаются вахтенные.

Хандыга не производит впечатления обустроенного населённого пункта. Разруха на каждом шагу и причины понятны — минимальное финансирование, либо вовсе его отсутствие. Тем не менее, этот посёлок будет жить всегда. Он имеет стратегическое значение, являясь важным транспортным узлом. Через Хандыгу проходит федеральная трасса «Колыма» (ранее называлась Магаданской трассой), в семидесяти километрах аэропорт, через райцентр проходят маршруты речных перевозок.

Как и полвека назад, дома здесь отапливаются централизовано, благодаря котельным, работающим на угле из Джебариков.

 

Засыпаем поздно, посвятив вечер воспоминаниям и эмоциям. Здесь прошла часть нашей жизни, для кого огромная, для кого совсем небольшая — но, для всех нас, яркая и незабываемая.

За этот ходовой день группа преодолела 200 километров, по рекам Ханда и Алдан. Завтра нас ждёт Амга, левый крупный приток Алдана. Ниже — ещё несколько фотографий.

23 августа

 

День начинается с покупки и транспортировки топлива. Пополняем запасы продуктов, в основном тем, что в нашей системе измерений называется «деликатесами». В первую очередь, это свежий хлеб.

В Хандыге нас покидают два участника экспедиции: Иван Иванович пока ещё живёт здесь, с семьёй, готовясь к переезду «на материк». Андрей Александрович спешит в Краснодар, по неотложным делам. Самая значимая часть маршрута позади, на Амге нам предстоит не особенно интересное времяпровождение — съёмки лодок, моторов, подводных сцен и тому подобное.

Разгружаем суда, оставляя в посёлке ненужное снаряжение, кухонную утварь, лишние продукты.

Хандыгчане оказывают неоценимую помощь, предоставив не только ночлег, но и транспорт. Экономим кучу времени, успеваем подзарядить батареи для съёмочного оборудования.

 

Покидаем Хандыгу в одиннадцать часов. С востока наползает плотный слой облачности, но он далеко и мы надеемся успеть найти стоянку на Амге до того, как пойдёт дождь.

Вверх по Амге проходим 20 километров, не узнавая русло, по которому сплавлялись два года назад. Воды всё ещё много.

Для стоянки выбираем большую избу, в которой могут без стеснения разместиться 8-10 человек. На улице есть стол, кострище под навесом, ещё один хозяйственный навес и даже туалет.

Возможно, здесь мы проведём время, оставшееся до завершения экспедиции. 26 августа нам необходимо прибыть на так называемый «нулевой километр» — точку, где федеральная трасса «Колыма» выходит к паромной переправе, на левом берегу Алдана. А пока надо снимать, пользуясь солнцем и свободным временем.

Самое большое разочарование связано с грязной водой в реке. Для подводной съёмки необходима хотя бы двухметровая видимость, а здесь едва ли есть 30 сантиметров. Амга несёт глинистую взвесь, оттого вода временами кажется красновато-бурой.

В эти дни мы снова вспоминали верховья Алдана, чистые, словно слеза младенца. Множество мелких притоков, не говоря уже об Учуре и Тимптоне, позволяли снять всё, что запланировано, на отрезке от Томмота до Маи. Никто из нас не мог предположить, что в низовьях будет так грязно.

Теперь есть крохотная надежда на то, что Амга станет немного чище завтра-послезавтра, если в верховьях не пройдёт дождь. Кроме того, мы поищем подходящие локации для съёмки на прибрежных озёрах.

Выход на одно такое озерцо, в двух километрах от базового лагеря, в этот же вечер едва не закончился неприятностями. Часть группы попала в зыбучую трясину, из которой удалось выбраться с трудом. Вероятно, от злых духов тайги удалось откупиться наличными, и то по случайности — в пылу борьбы, из кармана Андрея Евгеньевича вылетели несколько купюр большого достоинства и остались в болоте.

Непогода в этот день обошла нас стороной, сруб отвечал стандартам пятизвёздочного отеля, на спиннинг брали окунь и щука — в общем, Амга оправдывала свой имидж курортной зоны.

 

За день — а это была пятница — по реке не прошло ни одной лодки. На закате временами казалось, что Амга остановилась и застыла. Вот такой он — якутский бархатный сезон, во всём своём великолепии.

 

Ходовая дистанция составила 60 километров.

24 августа

 

День начинается со странного ощущения — никто никуда не торопится. Видимо поэтому, встаём относительно рано. В избе действительно комфортно, особенно когда гаснет печь. С ней жарко.

Стены и потолок исписаны автобиографическими заметками, типа «Семён, Сайды, 98». Село Сайды смыто наводнением девять лет назад, девяносто восьмой год никогда не повторится и Семён неизвестно где. А мы, его благодарные читатели, здесь и не хотим выбираться из своих спальников. Нам тепло и уютно.

А вот на улице свежо, около пяти градусов. Вся поляна переливается отсветами росы. Солнце поднимается на абсолютно чистом горизонте, день будет идеальным. Завтракаем и собираемся в путь, вверх по Амге.

 

В полдень, выходим вчетвером, на одной лодке, на поиски чистой воды. С собой запас бензина и четыре комплекта подводного снаряжения. Нам нужен либо приток, либо озерцо рядом с руслом.

Река по прежнему бурого цвета. Уровень понижается, однако прозрачнее она не становится.

Проходим девятнадцать километров, вверх по Амге, до устья ручья Бала-Балы.

На высоком берегу, в устье ручья, стоит изба, небольшая и аккуратная. Как обычно, внутри запас всего необходимого, на случай непогоды, для людей терпящих бедствие: спички, крупы, консервы, сухие дрова на растопку, прошлогодняя пресса. На двери объявление для недотёп.

Рядом, в лесу, брусничный ковёр и остатки голубики, сезон которой закончился. На столе, перед срубом, недопитая бутылка водки. Хорошее место, но неудобный подъём к избушке.

Ищем выход к водоёму, берега сложные, скорее это болото, а не озеро. Принимаем решение пройти на лодке по ручью вверх. Через пять километров русло напоминает джунгли, из фильмов про американское вторжение во Вьетнам. Возвращаемся в Амгу.

Протяжённость этого крохотного, на первый взгляд, ручейка — более сотни километров. Своё начало он берёт в междуречье Алдана и Амги, в сорока километрах от села Охотский перевоз.

Тем временем, мы продолжаем подъём вверх по Амге, в поисках следующей локации. Через пять километров останавливаемся у миниатюрного озера, по правому берегу. Идти до него сто метров, по твёрдому грунту.

Длина водоёма 200 метров и он совершенно не предназначен для ныряния. Однако, ничего более подходящего поблизости нет. И мы обкатываем новое подводное снаряжение здесь.

Спустя час завершаем опыты. Подводные ружья не пригодились. Ныряльщики выпутываются из водорослей, собираемся в обратный путь. Пожалуй, это первый и последний случай погружения в данный водоём, с целью подводной охоты.

К сожалению, как часто бывает, мы не дошли до цели совсем немного. В трёх километрах выше по течению, на левом берегу, на удалении километра от Амги, расположено озеро Кута-Кюель. А в километре выше — ещё одно, озеро Кындыа. Оба длиной более километра, с удобными подходами. Идеальные точки для наших целей.

В четыре часа дня покидаем озеро и направляемся в базовый лагерь. По берегам Амги видны следы селевых потоков. Смыты даже совсем невысокие склоны, сброшены в реку вместе с деревьями и кустарником. Вот отсюда и вымывается бесконечный поток глины. Становится ясно, что чистой воды мы не дождёмся. Как говорится: не в том месте, не в то время…

 

 

За время нашего отсутствия, Виталий Владимирович не терял времени и добыл к ужину даров реки. Одна из щук стала рекордной: это самая крупная рыба, пойманная в ходе экспедиции.

День заканчивается, как и начинался: ни единого облака, тишина и сияние полной луны. Райский пейзаж.

25 августа

 

Наступивший день посвящаем съёмкам на Амге. Пошли заключительные сутки нашего путешествия по рекам Якутии. Завтра группа окончательно сойдёт на берег, чтобы вернуться в Якутск на автомобиле.

Природа вновь одаривает нас отличной погодой. Завтракаем на улице, обсуждаем порядок съёмки. В работе будет задействовано несколько камер, стационарных и подвижных.

С утра успеваем успешно порыбачить, щука берёт в устьях ближайших ручейков, как выше, так и ниже базового лагеря. Также попадается окунь.

Вечером мы оставляли лодки на плаву. Спустя 12 часов они полностью на берегу. Уровень реки падает стремительно, но чище она не становится.

 

Попытки снять что-либо под водой безуспешны. Всё равно, что опускать камеру в жидкий бетон. В кадре лишь коричневая смесь.

 

Тем временем, на берегу готов обед. После длительного купания в реке, даже в гидрокостюме, запас калорий ощутимо уменьшается. Это называется «нагулять аппетит».

Меню стандартное, ограничений нет. Даже с учётом того, что в Хандыге мы оставили излишки, запас консервов всё равно избыточен. Северные реки, в этом маршруте, кормили нас бесперебойно.

Функции шеф-повара взял на себя Андрей Евгеньевич. Несложная и приятная работа у костра позволяет отдохнуть и спланировать график движения на завтра.

Провожаем уходящее солнце. Завтра оно будет совсем другим, угасая среди домов, автомобилей и людей. А здесь лишь вода, небо и тайга. И фотоаппарат, который позволяет сохранить такие волшебные мгновения.

Так закончился наш «отпуск» на Амге. Трое суток «на курорте», с песнями, соревнованиями и даже катанием по реке, за лодкой, на самодельном «бублике». Завтра уходим.

26 августа

 

В первой половине дня покидаем Амгу. Лодки загружены, люди готовы, за минуту до старта — снимок на память. Следующая остановка будет на левом берегу Алдана, через 20 километров.

Точка нашего финиша называется «нулевой километр». Здесь федеральная трасса «Колыма», которая почему-то считается круглогодичной, проходит по реке Алдан: зимой по льду, а летом на паромах. Весной и осенью движение останавливается. Иногда, как в июле-августе этого года, трасса «встаёт» после проливных дождей.

Выходим на берег в полдень. Речная часть экспедиции завершена. Поджигаем фальшфейер.

Слышим приветственный гудок буксира. С проходящего парома нас фотографируют. Следующим гудит толкач, который идёт пустым, за углем в Джебарики-Хая. У всех свои дела, а мы всё… закончили. Мимолётное ощущение пустоты.

Готовим груз к транспортировке в автомобиле. Моем, сворачиваем и упаковываем лодки. Здесь же, на берегу, готовим обед. Дождя нет, ветрено и прохладно. Наш «Урал» где-то неподалёку, но установить, где именно, нет возможности — мобильная связь между Якутском и «нулевым» есть в двух-трёх местах.

Три человека из группы, на одной лодке, отправляются в село Мегино-Алдан, купить свежего хлеба. До него шестнадцать километров, вниз по реке. Удивительным образом, выйдя на берег, мы встречаем местного жителя, которого точно также встретили здесь два года назад, когда завершали сплав по Менкюле и Томпо. Видимо, ждал…

 

Деревня пестрит наглядной агитацией за «партию власти», на магазинах развешаны объявления, которые жителю «материка» не понять. За два года ничего особенно не изменилось. Люди всё также улыбчивы и располагают к себе.

Тем временем, мы закупаем товары первой необходимости (среди них, конечно же, сосиски и колбаса), беседуем с мегинцами и, получив необходимые консультации, отправляемся ещё на километр вниз по течению, на АЗС. Нам нужно хотя бы 5 литров бензина, чтобы уверенно вернуться к месту стоянки.

 

На АЗС нас не ждут с оркестром. И вообще, никак не ждут. Проще говоря, заправка закрыта. Поблизости ни души. Надо возвращаться в центр, искать хозяев. Или рисковать, пытаясь дойти до стоянки на сухом баке. Склоняемся ко второму варианту.

Через десять километров мотор глохнет. Причаливаем к берегу, в тихой заводи, точно к охотничьей избе. Один человек остаётся у лодки, двое уходят по направлению к федеральной автодороге, искать бензин методом «голосования».

Через час топливо найдено, ещё через полчаса группа в полном составе, грузит машину, которая пришла даже раньше, чем мы предполагали. Валерий Васютин, надёжный и немногословный человек, меняет пробитое колесо на «Урале». В семь часов вечера мы крайний раз фотографируемся на берегу Алдана. Впереди Якутск. Позади три недели дорог, рек, днёвок и ночёвок. Три недели жизни. Поехали!

Далее самолёты вновь разнесли нас по разным краям станы с надеждой на будущие встречи…

 

 

 

Фотографии и текст Сергея Шинкарева

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now