Экспедиция   "Якутия  Лена"  2014г.

Non sum gualis eram.

(я не тот, каким был прежде)

Завершен наш проект “Лена-2014”.
Планировалось доставить лодки, моторы, снаряжение из Питера и Москвы. Самим собраться из Краснодара, Майкопа, Сочи, Саянска …. И пройти вниз по течению великую Лену от истока до устья, а если получится, то и до самого Тикси. После - вернуться в обратку до Якутска. Попутно протестировать суда – это три совершенно разные лодки, оценить линейку новых моторов известной марки. Отдельно хочу выделить одежду и снаряжение фирмы, о которой я ранее не слышал, и имел сомнения на этот счёт. Кроме того, в команде были участники прошлых экспедиций и впервые присутствующие. Взаимодействие между людьми – не самый последний вопрос: и в этой экспедиции, и в планах на будущее.

Конечно, мы не могли пройти мимо Байкала, и даже прихватили кусочек Ангары, стартовав прямо от плотины в Иркутске. Далее планировалось от Байкала, перемахнув хребет, сплавиться на катамаранах от самого-самого истока Лены, где она еще похожа на ручеёк, и её можно перейти вброд в сапогах. В нижнем течении ширина достигает 15-20 километров, и другой берег реки виден только в бинокль. Сплав до Бирюлек (это самое высшее по течению место, куда можно доставить по суше моторные лодки) или чуть дальше - до Качуга. Между ними всего 20 км. Моторными лодками дойти до устья Лены, и, как я уже говорил, если сойдутся звёзды, то бонусом – аж до Тикси. Особый этап – это возвращение вверх до Якутска.

 

Об этом путешествии мы и сняли фильм.

В нем мы постарались передать яркие и интересные моменты нашей экспедиции, а так же незабываемые и такие разнообразные впечатления о нашей Стране.

В группе были фотограф и оператор, обладающие навыком и техникой для съемки нашего путешествия. Своими и их работами я и иллюстрирую этот рассказ.
Пару слов о людях:

Андрей – типичный менагер высшего эшелона. Слушает мнение окружающих, но гнёт свою линию, не смотря ни на что. Дружелюбен. Щедр. Работоголик. В глуши просыпаются варварские замашки, диктатор. Руководитель, хоть и не признаётся в этом.

Дмитрий (слева на фото) геройски храбр. Хорошая школа работы командой. Не суетлив. Склонен к побегу)).

Сергей (на фото – справа) – скорее журналист, чем всё остальное. Авантюрист. С ним произошла беда на маршруте , но об этом позже ... 

Не выдержала творческая голова нагрузки.

Артур – фотограф. Не унывающий живчик. Психологически устойчив, как гранит. Отличный повар и, вообще, милый человек.

Алексей – химик. Мой компаньон по прошлым путешествиям в Саянах.

Дмитрий – тоже химик. Циник и лентяй. Вечно гундит и пытается руководить.

Отдельно надо сказать о времени нашего путешествия. Старт – 9 мая. Конечно, рано. Сурово, опасно, неправдоподобно, но причины были, и мы рискнули. Погода менялась быстро и кардинально.

Например, вот так выглядел «Жаворонок» седьмого и девятого мая. )))

Я ничего не записывал по ходу в силу своей лени, и теперь вспоминаю. От этого возможна путаница. К тому же эмоции могут внести коррективы в изложение. Это только моё мнение, и оно может не совпадать с истиной или мнением сотоварищей!
 

Итак:

До Иркутска все добрались благополучно. Вовремя пришли лодки, моторы, снаряжение (в суете просохатили только документы на “Скайбот с мотором”). Были закуплены питание и недостающее снаряжение.

Потребовалась доработка при подвеске одного мотора, установка эхолота и картплоттера.

Приятно, интересно и дружелюбно прошла пресс-конференция с командой иркутских журналистов в логове АиФ.

Напряженно, но 9 Мая - в день Великой Победы, мы вшестером спустили суда на воду и стартовали вверх по Ангаре. Немного пройдя (новым моторам нужна обкатка – шли на малом газу), встали на ночь в красивой бухточке с прозрачнейшей водой. Потрескивал костер, и ярко светили звёзды. Было видно разноцветное зарево от праздничного салюта.

Южане боялись клещей и жрали без передыха таблетки, с ужасом глядя на тающие запасы йодантипирина. Я иронично хихикал. К тому же этот переход выявил некоторые нюансы в укладке снаряжения и выборе винтов.

С утра – вперёд! На базе МЧС в Николе планировалось пополнить запасы бензина с существующей на воде заправки, но на ней было безлюдно, как на сельском кладбище. Ближайшая заправка (Крайснефть) была в паре километров на трассе и, дотащившись туда, мы испытали первую неудачу – нам категорически не наливали в пластмассовую тару. Вообще, эта проблема возникала ещё пару-тройку раз в пути, но везде удавалось уговорить сотрудников налить нам топливо, а тут – ни в какую! Пришлось искать транспорт и ехать в ближайшую деревушку (Большая Речка). Потеряно время, к тому же на Ангаре слегка заштормило, что снизило скорость. И вот мы на Байкале.

Движемся в сторону Ольхона. Буйства природы, к сожалению, ещё нет, но нерпочка вынырнула проводить нас, помахав хвостом на прощанье. Пропадает питание с генератора на одном из моторов и, высадив аккумулятор, благополучно тормозим. Разбираемся. Это приятно и полезно, ибо – опыт. На воде не очень удобно. И, тупо поменявшись аккумуляторами, продолжаем движение. Причину удалось выяснить вечером на берегу. Оказывается, пустяшное дело – сгорел предохранитель. Вероятнее всего, в момент подключения по питанию картплоттера что-то коротнуло. А так как их там много и в разных местах, то и обнаружить удалось не сразу.

Ночь в примечательном месте – Бухта Песчаная, на новой турбазе. Посетителей пока нет, и мы вольготно располагаемся. Вечерняя банька с купанием в Байкале вносит дополнительные приятные эмоции. Ну и, конечно, омуль. Как же без него)))) Ночью начинается действительно крупный шторм. Приходится одеваться и всей толпой вытаскивать суда на берег. Назначаем дежурства на берегу на случай усиления непогоды, и опять в объятия Морфея.
С утра штиль и мы продолжаем двигаться вперед. Вообще, штиль и шторм это понятия относительные. Из каждого распадка на Байкале дует – мама не горюй. К тому же это Тажеранье, а, значит, прикрывающей растительности практически нет.

Однажды волны достигают такого размера, что вынуждены остановиться. С трудом чалимся РИБами, оставив Андрея болтаться в Беркуте на якоре у берега. Стихает. Спокойный Байкал немного напрягает, есть постоянное ощущение, что все вмиг закончится, набежит нечаянная волна, и вся суровость озера  обрушится на нашу экспедицию. Но держать экстрим в кулаке - это движущая сила путешествия.

При подходе к Ольхонским Воротам волна постепенно усиливается, и, войдя в них, мы попадаем в АД. Волна высотой сопоставима с длиной Скайбота. Реально страшно. К тому же в баках на исходе бензин, а при такой качке он по баку летает, как хочет, и есть отчетливое понимание, что если мотор хапнет воздуха и заглохнет, то на берегу добавится могилок. Ветер и волна неистово бьет в отвесные скалы, на которых не то, что причалиться, а даже и зацепиться из воды человеку в спасжилете не возможно.

В итоге, потихоньку, страхуя друг друга, проходим и останавливаемся в бухточке у паромной переправы МРС. Погода отвратительная. Сильный ветер, дождь с начинающимся снегом. Местные строители пустили нас в уютный вагончик с печкой-буржуйкой.
Сделав лирическое отступление, скажу, что погода нам по маршруту благоприятствовала, как никогда. Дождей мы практически не захватили, а от штормов была возможность спрятаться. Только дважды попали по крупному. В описанном случае в Ольхонских Воротах и в районе поселка Кюсюр. И там, и там было жутко и опасно. Возможность гибели – реальная. Её ощущаешь каждой клеточкой и запоминаешь навсегда.

Самым надежным судном в таких случаях был РИБ ТСП.  Отдельно скажу об этом судне. Мы называли его Желтая Акула, не догадываясь, что на самом деле он - Жаворонок. С английским у нас у всех плохо, но может, оно и к лучшему, потому что наш Жаворонок накрывает наш Беркут, как бык – овцу, и в этом вся ирония. ОХРЕНИТЕЛЬНАЯ ЛОДКА!!! По началу, до экспедиции я ехидно хихикал, когда производитель говорил о его непотопляемости. Теперь с уверенностью могу подтвердить, что его можно сжечь, разбить, залить волной (огромной или по дурости), но невозможно потопить или даже просто перевернуть. Защита, устойчивость, способность съедать волну, манёвренность и ходовые качества, тент, рулевая консоль, диванчик, рундуки….всё просто Super. Косяки, конечно, есть. И я о них обязательно отдельно напишу производителю. Вернее, это даже не косяки, а скорее предложения, направленные на совершенствование. Но в целом меня эта лодка, конечно, потрясла. Снимаю шляпу!
Так что в дальнейшем про то, где штормило, а где нет – не пишу, потому что это заняло бы бОльшую часть рассказа.
В том вагончике у переправы настало время сложных решений. Переговорив с людьми, знающими исток и, глядя на идущий там несколько дней снег, принимаем решение: вчетвером налегке добраться до истока по суше (в Малом море бушует шторм и не известно, сколько дней это продлится). Сплав явно не возможен, и катамараны отправляем в Иркутск. Оставшиеся два человека найдут транспорт и переправят лодки на Лену.

Выдвигаемся на Истане в район Кочерикова. Там (в Онгурене) по совету заехали к старожилу этих мест Зеленину (не помню имени, к сожалению). Забавный дедушка. Он всю жизнь там вырос и знает каждую травинку - это его угодья. Хоть и сказал, что мы никак туда не сможем пробраться, но надежда не угасала из-за того, что при общении складывалось впечатление о легкой невменяемости собеседника. В силу возраста или это по жизни так – не знаю. Да и прибитый на его крыше красный флаг, одиноко и неуместно торчащий посреди чумазой деревни, вызывал лишь умиление. Мы, не сдавшись, продолжили движение, хотя в душе, глядя за окошко, уже всё понимали. Поднявшись по ручью Кочерикова, нам однажды мимолетно чуть приоткрылся северный склон хребта. И это был пи”дец. Снег шел подряд несколько дней, он ложился на еще не растаявшие с зимы снеговые  запасы. И, казалось, нет ему ни дна, ни края. Он простирался насколько видит глаз. Глубина покрова – выше пояса. Истока, конечно, видно не было, но он явно был ещё замерзшим.

Перебрав и обсудив все варианты, в том числе даже такие не простые, как пешком до Чанчура и далее сплавом до Бирюлек – Качуга, группа вынуждена возвращаться. Малое Море потихоньку присмирело, но непогода у нас за спинами даёт немало поводов для сомнения в продолжительности этого спокойствия. Воссоединившись с перевозчиками лодок, стартуем до Качуга. Для перевозки договорились с МЧСовцами, базирующимися в МРС (Сюхюрте).

Их «бобик» на тележкой за три рейса перевез суда, при этом мы заплатили вполне разумные деньги.

(Белая полоса между левыми окнами – это уровень наводнения в августе 1934 года.)

Слава Богу, что наш основной охотник – знатный мазила, и природа, в общем, не пострадала.

Хотя рыбки и мяска мы, конечно, покушали))).

Не встретился только медведь, хотя его следов везде – море.

На Лене известно много писаниц. Мы остановились и плотно познакомились с Шишкинскими. Сильное впечатление. Очень интересные и разнообразные рисунки. Как нам пояснила директор Олёкминского музея - рисовали особой краской, добытой из корней растений. Впечатляет. Кони, быки, коровы, верблюды, люди, лодки….и т.д. В общем, красиво, необычно  и поучительно.
Жигалово запомнилось отдалённостью заправки. У черта на куличках.

Устроили дневку в поселке Молодежный. Больше похоже на турбазу: столовая, баня, несколько больших домов, но они называют скромно – посёлок. Живут там летом и промышляют не по-детски. Нас приняли очень тепло и гостеприимно. Шикарно угостили и проводили ниже по течению, чем сэкономили нам кучу винтов и времени.

Сурово (ударение на У). Это место, где живёт всего пара-тройка человек и стоит красивейшая церквушка.

Мы даже с удовольствием поучаствовали, насколько позволяло время, в покраске этой церкви. Вроде и мелочь, а на душе стало так спокойно и приятно. Прямо умиротворение какое-то от прикосновения к вечному и не меркантильному. В суете современного мира такая возможность – уникальна.

К тому же они там интереснейшие люди….Ну вот в качестве примера можно упомянуть, что из мотодельтаплана во дворе конструируют вертолёт.

 


На мели чуть выше Сурово глухо сидит-полулежит Путейский (номер его не припоминаю). Зачем они туда по такой воде пошли? Не понятно…но куковать им там долго. Возможно до следующего весеннего паводка.

Чем ближе к Усть-Куту, тем больше горела тайга вокруг. Дышится тяжело. Иногда настолько сильно горит, что солнца не видно, а на тебя сыпется снег из пепла и искр. Деться некуда, и я сильно переживал за то, чтобы не прожгло баллоны, и всё время поглядывал на канистры с бензином. Хотя всю дорогу курил и на этих канистрах, за что Дирехтор на меня периодически поругивался.

Сам Усть-Кут представляет из себя десятки километров причалов и сливо-наливных эстакад.

Где-то начиная с Витима, появилась цивилизация. Со всеми её прелестями. В том числе и с мусором. Усть-Кут, Киренск, Ленск, Олекминск….В общем, до Якутска – это уже судоходная река с фарватером, створами и бакенами, земснарядами и танкерами.

В Киренске была мысль подняться по Киренге к стоявшим на заимках друзьям Андрея, но время поджимало, а уровень в реке был мал, и мы отказались от этой хорошей мысли. Сам же городок произвёл на меня приятное впечатление. Хоть и без блеска, но чистенько, уютно и не забыта история – многие улицы названы в честь сосланных сюда “героев своего времени”.

Отдельной темой стоит выход из строя редуктора 60-тки, почти тысяча километров буксировки Беркута Жаворонком, героические усилия по доставке груза из Питера в Олекминск,

томительное ожидание и дороговизна жизни в захудалом Олекминске. В прогулках по нему мы обратили внимание на дома, которым около 100 лет, стоящим по центральной улице. Ни малейших признаков старения-разрушения. Оказывается в своё время туда сослали секту скопцов и они в силу отсутствия плотских утех достигли огромного социально-экономического развития. Например, вывели свой высокоурожайный и устойчивый к северным условиям сорт пшеницы....да что там пшеница, они ВИНОГРАД выращивали!
Так вот у них была и технология подготовки древесины. Заготавливали особые стволы и в строго особое время, топили её в озере на сколько-то времени (лет), потом сколько-то сушили, потом замачивали на год в коровьей моче....и что уж они там делали ещё, но дома стоят до сих пор, как вчера-построенные.

Светлым пятнышком можно отметить музей этого якутского районного центра, которому уже более ста лет. Проводила нам экскурсию его директор - очень милая и приятная женщина. Интересно и познавательно. Да и надо отметить, что музей того стОит. Пожалуй, самое дорогое наследие олекминчанам оставил скопец Ерофей Ересько. Он открыл фотоателье. Сегодня Олекминский музей обладает уникальной коллекцией стеклянных негативов - 2000 штук. Это ценный исторический материал, отражающий жизнь и быт жителей Олекминского округа конца 19 - начала 20 века. Что поразительно, спустя 100 с лишним лет напечатали фотографии с этих негативов. Негативы датируются с 1888 года... Снимки просто - ШЕДЕВРЫ.

 

Было и общение с местными журналистами, с которыми также общались и в Ленске и в Сангаре.
Отдельно надо отметить и выразить благодарность представителям администрации Ленска, Олекминска, Синска, Сангара, Жиганска, Сиктяха и Кюсюра. Приятное сотрудничество и помощь. Спасибо Вам.

 

 

 

 

Довольно интересное место – Синск. Вроде и на реке, а не подъедешь. Мелко.

Неизгладимое впечатление оставляют Ленские столбы. Грандиозно! К тому же на стоянке напротив Столбов состоялась забавная встреча с двумя пьяненькими аборигенами. Боже, что они мололи…. Весь спектр чувств и эмоций – от попытки угроз до не прикрытого попрошайничества. Это надо слышать.

Зашли порыбачить на Туолбу, которая порадовала чистейшей водой (после впадения Витима Лена стала мутной и грязной). Ленок брал даже на мелководье, попался не крупный таймешенок, хотя на глубоком месте плюхалось что-то конкретное, но мы там не стали кидать. А гуляющие под днищем стайками хариус и сиг вызывали улыбку и восхищение. Чуть выше по течению на ней под водой образовался волшебный лабиринт из плоских плит разнообразно ступеньками расположенный под водой. Несравнимое ни с чем зрелище.

Была ещё ночевка на Пильке. Природный резерват. Хотя всякие тузы там браконьерят, залетая вертолётами в самые верховья, как к себе домой. Тоже чистая и прозрачная река. Вообще, приятное место. Но для рыбалки – не сезон. Рыба поднялась на нерест в верховья. Хозяин угостил из закромов хариусом в  таком количестве, что даже и скушать не смогли, хотя очень старались. С утра обнаружили, что из лесу кто-то приходил и чуть похозяйничал на обеденном столе. Следов оставил много и они отчетливые, жаль, среди нас мало следопытов. Спорили, но в итоге сошлись на мнении, что это была рысь.

По берегам Лены постепенно стало всё больше льда. Эта весна было не стандартная. Старожилы давно такого не помнят. Рано вскрылась и вода быстро ушла, оставив по берегам горы льда иногда тянущегося сплошной стеной на многие километры. Во многих местах и пристать-то негде к берегу, а в Кюсюре в день нашего прибытия на обратном пути решил дядька порыбачить и ступил на эту ледяную стену, а она рухнула. И нет больше человека, хотя не ребёнок был и понимал опасность, но охота, видать, пуще неволи. Судьба...

Так, потихоньку мы пересекли границу Якутии и добрались до её столицы. Суда оставили на лодочной станции. Валера, как всегда, радушен и гостеприимен. Чертовски приятно было вновь увидеть его. Вот вроде всего второй раз сталкиваемся, а ощущение, что дружим 1000 лет. Встряхнулись на его базе, помылись, погуляли по городу, подзаправились и снова в бой.
Дальше движемся вчетвером. Сергей и Алексей улетели домой. О причинах схода Сергея я ещё маленько догадываюсь. Алексей же не понятен совсем. Ну, да ладно…
Довольно быстро долетели до впадения Алдана. Остановились испить родной водицы, как Виталька наказывал. Поностальгировали, и - в Сангар. Идём хорошо. Все и всё в порядке. Волна умеренная, хотя к вечеру и усилилась.

В Сангаре стоял “Михаил Светлов”, который чуть погодя отчалил и ушел на Вилюй. Нас ласково встретили, напоили чем-то вкусным вроде кумыса и, пообщавшись с местным представительством, а также заправившись топливом, мы двинули вниз. Было уже поздно, накрапывал дождь, волна и ветер трепали наши души, но мы, надеясь встретить избушку, двигались вниз. В итоге остановились примерно в три часа ночи на не очень уютном берегу. С утра встали, соответственно, поздно. Наверное, именно с этого дня изменился график нашего движения.

На часах полтретьего ночи. Лобовое стекло затемненное, но по отражению на приборах отлично видно, что вокруг светло, как днём. Теперь мы часто шли чуть ли не до утра, а потом отсыпались до полудня. Темноты там как таковой практически нет, а волна ночью почти стихает. И хоть мы собирались каждый день вернуться в нормальный график, но так и не смогли.

На Лямпушке стоит довольно мощная и красивая база природоохранников и путейцев. Фонтаны, мангалы, часовня – всё как полагается))). В этот день заглянули на намеченные ещё дома притоки – Лямпушка, Дянышка, Ундюлюнг. К сожалению, в это время паводок превратил их в грязные, мутные потоки совершенно не пригодные к рыбалке. К вечеру пересекли условную линию полярного круга и остановились на ночь в Жиганске. Местные угостили осетром. Удивило, что берут такие маленькие экземпляры, ведь известно, что половозрелости он достигает только на втором десятке лет и, выбивая молодняк, люди сами себя лишают хорошего улова в будущем. На мой взгляд – это жадность и глупость. Жиганск состоит из двух частей. Мы ночевали в заброшенной, где не в каждых сапогах проберёшься от дома к дому. А вот люди – это другое дело. Везде радушны и гостеприимны.

С утра на заправке прочитал интересное объявление – “На снегоходах ближе, чем на 15 метров к колонке не подъезжать”. Везде своя специфика ))) Проходя Сиктях, я решил зачалиться для замены винта (надо было поменять шаг). Я менял, остальные – ждали. ЭЭЭЭЭххх, если бы мы только знали, что наш бензин для дальнейшего продвижения лежит именно тут, а не в Кюсюре, как мы думали.

На подходе к Кюсюру начали догонять ледоход. Погода ухудшалась и, завернув за очередной мыс, попали в приличный шторм, да еще и между плывущих льдин. Скорость упала до минимума, но не остановились, пока не дошли до посёлка. Он на правом берегу – мы на левом. Зачалившись, долго рассматривали в бинокль, выбирая оптимальный маршрут. Волны там не движутся, а как бы стоят на одном месте. Но высота их -  о-го-го!!! В итоге решили пересечь по самому оптимальному варианту плотной колонной. Не получилось. Андрей, будучи –замыкающим, почти сразу оторвался и попёр в крупные валы. Мы с Дмитрием шли выше по течению, страхуя друг друга. Подойти к Андрею мы уже не могли, и он к нам тоже не вырулил бы. Всё было в руках Андрея и Судьбы. Попеременно меняя галс, благополучно пересекли Лену почти поперёк. Тут я обратил внимание, что маленький Скайбот отлично держит волну и управляется намного легче, чем я думал ранее, чего, конечно, не скажешь о Беркуте. Ни за что на свете не поменялся бы местом с Артуром, сидящем там пассажиром. Мастерство Андрея и благоволение свыше пожалуй спасло их тогда. Местные удивились, сказав, что ледоход только-только прошел и непогода бушует уже десять дней, а когда стихнет – не извстно. Мы приуныли, но в первую очередь нас интересовал заказанный заранее бензин, (его, как вы уже поняли, в посёлке – нет). Пи”дец номер два. К тому же связь капризничала. Мегафон отрубился у всех в деревне через пару часов после нашего прибытия, а Билайновская симка в нашей команде была только одна, и она уехала с Сергеем в Сочи. Уныние не наш метод и Дирехтор “ринулся в бой”. Путём сложных, многоходовых переговоров топливо было найдено из личных запасов одной милой барышни, АО которой я говорил выше. Запаса хватало на два варианта: до полярной станции им. Хабарова и обратно до Кюсюра или напрямую до Тикси. В случае же, если мы уходим за станцию в сторону Тикси, но не добираемся до него, то всё – это точка невозврата. Т.е. пи”дец номер три. Причем на это раз – конкретный. На оба варианта топлива - тютелька в тютельку.

Выдвигаемся. За эти пару дней ушлые местные не только успели вытащить на воду лодки, но и понатыкать сетей чуть ли не через каждые сто метров. Мы же, усмотрев интересный приток, заходим в него в надежде порыбачить. Называется – Тигле. Очень перспективное место, но, сколько не кидали – глухо, потому что вот-вот только сошел лёд и вода пока не стала прозрачной.

По берегам постепенно уменьшались и уменьшались в размерах и количестве лиственницы, пока совсем не исчезли. Наступила тундра. Жаль, конечно, что мы так рано и не увидели пору цветения всяческих цветочков, но и так контраст велИк. На голом острове посередине расположен посёлок рыбаков Тит-Ары. Унылое зрелище. Песок, песок и песок, на котором стоят несколько домиков, продуваемые ветрами всех направлений.
Так называемые Чекуровские щёки. И вообще Ленская труба – это нормально проходимое место с возможностью зачалиться при непогоде практически в любом месте.

Напротив Чекуровки на склоне остатков Верхоянского хребта, протянувшегося аж сюда и в прошлом даже перегораживающего Лену, о чём говорит остров Столб, лежат обломки разбившегося самолёта. Он вёз в Тикси фрукты, и этот распадок местные теперь называют Фруктовым. Такой вот колорит. Да и сама Чекуровка – это уже больше надпись на карте, чем что-то другое.

Столб виден издалека. За несколько десятков километров он начинает вырисовываться на горизонте, постепенно увеличиваясь в размерах на фоне огненного заката. Завораживает! И сердце замирает в предвкушении цели нашей экспедиции. Коренные берега Лены около него расходятся практически перпендикулярно влево и вправо, и великая река становится морем-океаном. Конечно, могучие воды нанесли за многие века песка и наделали островов, образовав протоки, но это уже не река в классическом её понимании. Река закончилась на Столбе, как фляжка спирта, опрокинутая нами на грудь в честь этого момента.

Заночевали на станции. Истопили баньку. Очень уютно. Здесь живут и работают четыре человека семьями. Правда, на данный момент все их половинки были в отъезде. Тремя молодыми парнями руководит женщина. Вахта (вместе с отпуском) длится два года. Плохо со связью и нет инета, а в остальном вполне упакованная станция. Много книг. Территория захламлена всяким металлом – всё никак руки не доходят до уборки накопившегося за десятилетия мусора. На некотором отдалении таблички Усть-Ленского заповедника о недопустимости захода на их территорию. Абсурд. Люди там живут и работают годами, а некоторые и десятилетиями. Но маразм он, как и у нас в Байкало-Ленском, видимо, не выбиваем из черепушек чиновников. Конечно, добывают себе на пропитание и рыбу, и мясо. Не на тушенке же жить всё время. Совсем рядом в паре сотен метров стоянка рыбаков с планом по улову. Сетей – километры. Вот такие нескладушки. Хотя и природоохранники сейчас поналепили прайсов чуть ли не на всё, хотя госфинансирование на высоком уровне. Получается, что – нельзя, но за деньги – можно. Противно…

Покуривая у окна, наблюдаю, как рядом бегает пара песцов. Их хорошо видно по тому, что снег сошел, а они шубу пока сменить не успели. Белое на рыжем отлично смотрится.
Путь на Тикси – не возможен. Лёд. Даже до Нейёлово не проходимо. Тепло пришло на станцию только в день нашего прихода. Правда, надо отметить, что день был действительно очень жарким по тем меркам. Например, вода в точке измеряемой ими температуры прогрелась за одни сутки с одного градуса сразу аж до шести. А вы представьте, какая там двигается масса воды.

Переночевали и, добыв 50 литров бензина, пускаемся в обратный путь. Конечно, в первую очередь на остров Столб. Он обитаем – гнездятся птицы и носятся зайцы.

На верху – фотосессия на память. Вот, пожалуй, тут, сев в сторонке после суеты с флагами и официальным видео, я понял что ДА, ЭТО СЛУЧИЛОСЬ. Как пел один политически-мутный еврейчик “мечта превратилась во что-то, и мечтой уже быть перестала”. Нахлынуло другое чувство – “ВОТ РАДИ ТАКИХ МГНОВЕНИЙ И СТОИТ ЖИТЬ”.
 

Обратный путь был нам уже знаком. Один из моторов начал давать сбои в работе, снижая обороты и, соответственно, роняя скорость. Перебрав всё, что можно, пожалуй, осталось только две причины: плохое топливо (а качество топлива в тех местах – это отдельная песня) или хитрый сбой электроники, недоступный нашему пониманию. После Жиганска искали, но так и не нашли стелу, сообщающую о пересечении Полярного круга. Существует ли она вообще? Заходили практически во все притоки с целью рыбалки. Опять же Ундюлюнг, Дянышка, и далее по списку. Рыбалку случайно обнаружили на неприметном впадающем в Лену ручейке. Щука брала практически на каждом забросе. Экземпляры примерно по 5-10 кг. Про окунь я даже и не говорю – хапал шестой номер блесны наперебой. Вообще, у нашего Дирехтора в этом путешествии было всего две яркие навязчивые идеи: бесконечное мытьё лодки и Ундюлюнг. Ну, лодка – это ладно, тут Фрейд однозначно говорит о сексуальных проблемах, а вот Ундюлюнг, Дянышка, Лямпушка – это следствие забрендованности. Не отрицаю, что в верховьях, при заброске вертолётом эти речки представляют интерес для рыбалки, как любая малодоступная горная речка, но у нас-то вертолёт был ооооочень маленький, и стоило бы обращать больше внимания на другие речки. По обстановке, а не заранее намеченному плану. Например, мне понравилась Тигле, и будь она чуть по чище, то трофейный таймень там явно попался бы. На червя мы не рыбачили совсем и сети провозили, не вынимая из пакета. Наверное, из-за своей лени, потому что возможностей было предостаточно. Ночевали у одного интересного дядьки в охотничьем хозяйстве и на кордоне Лямпушка. Выйдя оттуда в районе 16-00, к семи утра были в Якутске. Опять лодочная. Беркут в обмен на деньги, частично компенсирующие наши затраты, ушел новому владельцу, а РИБы на базу к Валере. Аэропорт и - по домам!

Отдельно хочу сказать об одежде и снаряжении марки NorFin. Я впервые столкнулся с этой фирмой, и за исключением некоторых мелочей хочу выразить своё восхищение. Всё: от перчаток и до самых тёплых костюмов - отличнейшего качества, и подходит именно для таких суровых условий, где смешиваются холод и вода.

Надо бы сказать про моторы. Мы выбрали новую линейку – четырёхтактники Тохатцу. Не прогадали. Делают своё дело в тяжелейших условиях на “отлично”, не требуя особого внимания. Как говорит молодежь: Респект и Уважуха им!

Подводя итог, пожалуй, надо сказать, что от истока до устья мы не прошли. В это время года такое не возможно, но мы сделали всё, что было в наших силах, и этот маршрут останется у нас в памяти навсегда. И восторг!!! Тоже навсегда!!!
 


Боже, какое там небо и облака! Это не передать словами……..

(далее – маленькая часть без комментариев)

 

 

 

 

Фотографии Артура Лаутеншлегера, Дмитрия Олейника

текст Дмитрия Олейника

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now